Sergey Mozzhegor (mozghegor) wrote in tmn_morapn,
Sergey Mozzhegor
mozghegor
tmn_morapn

Книга месяца - 2

В рамках проекта "Книга месяца" состоится обсуждение книги Д. Шварцмантеля "Идеология и политика".
Дата: 12 марта в 15.10 по адресу ул. Ленина, 23, Институт истории и политических наук (ауд. 509). Приглашаем всех желающих! 

Шварцмантель, Джон "Идеология и политика" / Пер. с англ. - Х.: Изд-во Гуманитарный Центр, 2009. - 312 с.

Предуведомление. Эта книга - масштабный обзор сложившейся на сегодняшний день идеологической картины мира с подробной характеристикой ее ключевых игроков и природы взаимоотношений между ними. Автор анализирует традиционные идеологии прошлого - национализм, социализм, консерватизм, либерализм - и некоторые экстремальные формы, в которые эти идеологии вылились в последние два столетия, а также вновь появившихся игроков идеологической арены - феминизм, экологизм и т.д. Его цель - определить характер взаимоотношений между существующими идеологиями. Являются ли эти отношения открытым противостоянием? Или же все-таки идеологии дополняют друг друга, причем Новички в этих отношениях действуют как ориентиры для традиционных идеологий и указывают, на какие упущенные из виду проблемы им стоит обратить внимание? Таким образом, автор опровергает распространенную идею, что мы живем в постидеологическом обществе, и приводит в пользу этого утверждения веские аргументы.
Книга написана довольно простым языком, поэтому будет полезна и интересна довольно широкому кругу читателей - как новичкам, так и профессионалам в области политики. дальше больше

Публикую некоторые выдержки из книги.
«Современная политическая карта мира более не способна достоверно отображать ту ситуацию, которая сложилась в коренным образом изменившихся обществах. Давно знакомые «старые» идеологии, входящие в континуум «левые-правые» политические силы, при коренной трансформации общества столкнулись со значительными трудностями». Шварцмантель отмечает кризис традиционных идеологий (консерватизм, либерализм, социализм, национализм). «Идеи, которые правили в XIX и XX веках, сегодня, в веке XXI, переживают глубокий кризис». Автор задается вопросом, можно ли нынешнее либерально-демократическое общество сегодня описать как «постидеологическое» или «вне-идеологическое».
Характерной чертой современной идеологической картины стало изменившееся общество, в условиях которого те идеологии, которые раньше занимали господствующее положение, или по крайней мере, те, которые стремились доминировать, сейчас находятся в глубоком кризисе, поскольку с изменением общества изменилась их социальная база и политические силы.

«Тотальный» характер традиционных идеологий, под которыми понимают то, что они дают некий ответ на все основные проблемы, с которыми сталкивается общество, служит их отличительной чертой. В отличие от них, «новые» идеологии политики затрагивают более специфические, частные идентичности, которые воспринимают как основу личных убеждений и деятельности людей. «Новые» идеологии разнообразны и включают в себя множество различных движений, сторонники которых выступают в поддержку гендерной (движение феминисток), религиозной, национальной, этнической и культурной идентичности. «Новые» идеологии формируют «политику идентичности», которая не стремится добиться масштабной трансформации общества посредством массовых политических партий, а защищать и реализовать конкретную идентичность как источник особых ценностей и как то, что формирует уникальность отдельно взятого человека.
Если традиционные идеологии предпочитают политическую активность, ориентированную на государство и осуществляемую через деятельность массовых политических партий, то более новые «молекулярные» идеологии используют абсолютно другие методы для достижения поставленных целей. Они отдают предпочтение общественным движениям, а не партиям. Таким образом, противостояние новых и старых идеологий – это противостояние моделей политической активности, которую они представляют.

Феномен «политики идентичности» можно определить как требование не трансформации, а признания, которое содержит более узкую и ограниченную концепцию политики. Политика идентичности непосредственно связана с идеей плюрализма, которая подразумевает видение общества как своего рода форума, в котором сосуществует целый ряд идентичностей и особое значение придается идее их непреодолимого разно- и многообразия. Политика идентичности олицетворение различий и видение того, что цели политической активности должны быть скорее «оборонительными», а не тотальными. Политика идентичности содержит в себе требование признания и уважения. Её задача – добиться для носителей определенной идентичности создания «безопасной ниши» - выделения такого общественного пространства, в пределах которого они могли бы осуществлять свойственную их идентичности практику, не испытывая на себе при этом вмешательства со стороны остальной части общества. Идентичность подразумевает конкретную культуру, которая некоторым образом не соответствует той культуре, носителями которой выступает большинство членов общества.
Источником растущей значимости политики идентичности стало возросшее многообразие, царящее в современном либерально-демократическом обществе, а также смещение ориентиров с основных социально-экономических вопросов распределения благ на решение скорее психологических проблем признания и уважения. Этот переход от перераспределения благ к проблеме признания конкретной идентичности и стал частью кризиса традиционных идеологий. Растущее многообразие современного либерально-демократического общества ставит перед классическими – старыми идеологиями, новые вопросы, связанные с их способностью преодолеть расхождения в масштабах программах политических изменений.
Как только идентичность начинают воспринимать как ключевой фактор политической жизни, растет та значимость, которую придают группам, основанным на идентичности, и их, в свою очередь, воспринимают как связующий элемент между человеком, который за пределами группы ничего из себя не представляет, и государством, которое выступает уже не в качестве цели политической деятельности, а в качестве адресата всех требований признать ценность конкретной групповой идентичности.
Таким образом, идеологии утратили свою ценность для современной политики и уступили место более ограниченным идентичностям. Масштабные, глобальные политические трансформации перестали быть основной целью политической активности – ею стала защита идентичности и автономии групп носителей конкретных идентичностей.

Возможности мультикультурализма. Мультикультурализм представляет одну из версия плюралистического видения политики, исходя из которого общество – это объединение различных групп, ведущих борьбу за власть. Позиция мультикультурализма предполагает, что на кону стоит не только борьба за власть, сколько достижение группами граждан самоуправления в вопросах культуры. «Нормы и ценности всех социальных групп следует уважать. Их регулирование должно осуществляться исключительно внутри самой группы».
Мультикультурализм – это описательная теория в том смысле, что в нем на первый план выходит идея многообразия культурных идентичностей в пределах конкретного национального общества.
Разумно рассматривать, с одной стороны, «республиканское гражданство» и, с другой, «мультикутурализм» как противоположные элементы спектра. Первое обращает внимание на нечто, что не смотря на свою меньшую интенсивность и более узкую направленность, объединяет граждан в рамках более широкой политической идентичности. В мультикультурализме же на первом плане находится групповая идентичность как центральная, ключевая характеристика входящих в группы людей, институциональным выражением которой стали объединения, регулирующие отправление культурных практик.

Радикальные идеологии изменения и протеста. Речь идет о новых движениях транснационального активизма и природе идеологии, которую они представляют. Такие идеологии призваны скорее изменить сознание людей посредством конкретных акций и выступлений через формы организации более свободные, чем те, которые свойственны традиционным идеологиям. Действия этих акторов являются частью движения, направленного против гегемонии неолиберализма и критикующего сложившееся положение вещей и стремится его изменить. Рассмотрены два таких примера – движение анархизма и энвайроментализма (хотя эти ярлыки и являются слишком упрощенными).

Основной целью такой критики – не захватить власть, а заставить мир увидеть конкретные проблемы. Движения настаивают на необходимости обеспечить «сильные» прямые формы участия, способные прямо и непосредственно объединить как можно больше людей. «В центре радикальных проектов изменений должны лежать не какие-либо профсоюзы или группы носителей определенной идентичности, а сети, объединяющие все прогрессивные силы». Сила таких движений в их спонтанном характере, мгновенном результате, способности объединить большое количество людей и выполнять образовательную функцию. Слабость этих движений от их неспособности предоставить полную картину «другого», альтернативного мира.

Таким образом, современная политика намного шире традиционной идеологической политики из-за того, что на политическую арену вышли новые движения, которые отдают предпочтение критике существующего порядка и уделяют большое внимание темам, которые ранее игнорировали традиционные идеологии.
Стиль деятельности таких движений сильно отличается от других – так же как и их идеологическая природа. Они не выражают, подобно классика социализма, четко сформулированную идеологию, ключевые положения котрой воспринимают как официальную программу движения.

Особенности современной идеологической картины мира:
1. Движения сопротивления – или новые идеологии – все-таки нельзя назвать полноценными идеологиями, а потому они не способны заменить или сделать ненужными более масштабные картины общества, которые предполагают тотальные или традиционные идеологии политики;
2. Нужно констатировать факт, что с одной стороны, эти старые идеологии нуждаются в дополнениях и критических замечаниях, которые им частично «предоставляют» эти новые идеологии как дополнения для традиционных идеологий; а с другой – они представляют собой составную часть обобщенной критики неолиберализма как доминантной идеологии.
Всё это, по мнению Швармантеля, формирует контр-идеологию, которая возникла как потенциально масштабная идеологическая структура, способная объединить конкретные элементы критики и противодействия.

В заключении делается вывод о том, что сегодня старые и новые идеологии нуждаются друг в друге: первые – чтобы окончательно не утратить свою значимость и не деградировать, а вторые – чтобы избежать исключительно эпизодических движений протеста, предназначенных для обоснования конкретной идентичности. Именно это мы подразумеваем под идеей обновления идеологий, которая включает дальнейшее развитие новой критической контр-идеологии, способной бросить вызов неолиберализму. Критическую мощь «новых» идеологий нужно совместить с более систематизированными и исторически обоснованными идеями, присущими «старым» оппозиционным идеологиям левого крыла. Выполнение этого долгосрочного проекта требует объединить политическую деятельность и теоретическое исследование.

Tags: книги конспекты политология
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment